МЕЙЕР ЛАНСКИ: «Я БЫЛ ПРОСТО ЕВРЕЕМ»

15 января 2023

КРИМИНАЛЬНЫЙ ГЕНИЙ, БОРЕЦ ПРОТИВ АНТИСЕМИТИЗМА,
ГЕРМАНО-АМЕРИКАНСКИХ НАЦИСТОВ и ДИВЕРСАНТОВ, МЕЦЕНАТ

LanksyCollaz

А ещё он построил Лас-Вегас и был примерным семьянином. Да-да, всё это и многое другое относится к Мейеру Лански – неоднозначной личности в истории Российской империи и Америки.

Начнём с весьма необычного факта из биографии этого незаурядного человека Мейера Лански. Во время Второй мировой войны к нему обратились представители Управления военно-морской разведки США, действовавшего в рамках операции «Подполье», в осуществлении которой правительство пользовалось услугами мафиози для того, чтобы выловить немецких шпионов и диверсантов, прибывавших на подводных лодках. Встретившись с высокопоставленным лицом из ВМС США, Мейер Лански прежде всего добился освобождения своего давнишнего партнёра по мафии Лаки Лучано (Чарльз Лаки Лучано; в первые годы их знакомства этот сицилиец был известен под другим именем – Сальваторе) в обмен на обеспечение безопасности всех кораблей, находящихся в гавани Нью-Йорка. Серьёзный, доселе небывалый обмен, но он-таки осуществился! Освободившийся Лаки Лучано с энтузиазмом взялся выполнять просьбу своего закадычного друга, да и Управления военно-морской разведки США. Лаки Лучано приказал своему подчинённому Джозефу Ланца взять на себя ответственность за борьбу против диверсий в гавани Нью-Йорка. Что тот успешно и выполнил. Благодаря наводкам мафии, разведка ВМС США выловила за годы войны немало шпионов и провокаторов, работавших на Третий рейх. Так что Мейер в данном случае проявил себя прекрасным организатором выявления и уничтожения диверсионных групп немецких фашистов.

А примерно с десяток лет ранее Лански, и тогда занимавшийся не только криминальной деятельностью, ввязался в борьбу с нацистским германо-американским союзом. В Йорквилле на Манхэттене, где жили выходцы из Германии, местные фашистские прихвостни оборудовали сцену, украсили  её свастикой и портретом Адольфа Гитлера и стали разглагольствовать на антисемитские темы. «Нас было всего пятнадцать человек, – говорил позже Мейер Лански. – Но мы перешли к решительным действиям и кое-кого вышвырнули из окон. Большая часть нацистов испугалась и разбежалась, но мы бросились в погоню и поколотили их. Мы хотели показать, что евреи никогда не будут сидеть и терпеть оскорбления».

Эх, как бы сейчас пригодились эти пятнадцать смелых евреев… Может быть, и другие подтянулись бы…

Lansky1-3Ну, а теперь о самом Мейере Суховлянском (такую фамилию он носил с рождения). Он родился в городе Гродно (ныне – Республика Беларусь) Литовского генерал-губернаторства Российской империи в 1902 году. Точный день рождения неизвестен. В 1911 году Мейер, его мать и брат Яков, решив перебраться в США, сели на корабль «Курскъ», отходившего из порта Одессы, чтоб отправиться за океан. В апреле корабль прибыл в Нью-Йорк. Таким образом, Мейер последовал примеру своего отца, портного Макса Суховлянского, который ещё в 1909 году покинул Россию, и поселился на Манхэттене, в районе Нижний Ист-Сайд. В иммиграционном ведомстве при оформлении документов мать 10-летнего Мейера настолько растерялась, что американский служащий сам поставил мальчику дату рождения (4 июля, национальный праздник Америки) и записал фамилию как понял: Лански. Так он и стал Мейером Лански (англ. Meyer Lansky), который вместе со своим напарником итальянцем Чарльзом Лаки Лучано сыграл важную роль в создании Национального преступного синдиката в США.

Из Гродно мальчик вывез два воспоминания, оставшиеся в памяти на всю его жизнь: казнь ребе, которого обвинили в ритуальном убийстве, хотя тот, естественно, был невиновен. Он нашёл в лесу тело убитой девушки и заявил об этом в полицию. Случай этот произошёл до дела Бейлиса и не имел столь широкого резонанса. И, второе: призыв юного солдата-еврея к своим согражданам: «Евреи, сколько вы можете терпеть!?! Давайте сдачи! – Fight back».

Эти слова: «Давай сдачи! Fight back» – стали жизненным принципом Мейера. Суховлянские, то есть теперь уже Лански, поселились в Браунзвилле – нью-йоркском районе, входящем в состав Бруклина. На тот момент это был нищий, но ещё белый эмигрантский квартал. Через несколько десятилетий его облюбуют малообеспеченные афроамериканцы – представьте, какая это была клоака, – что тогда, что и сейчас. Правда, именно здесь в 1966 году родился знаменитый боксёр Майк Тайсон. Но это уже совсем другая история…

«Свободная» Америка оказалась чужим и враждебным миром, встретивший трудолюбивую семью буквально «в штыки». Каждому из них пришлось пройти суровую школу выживания. Работая день и ночь, они так и не смогли выкарабкаться из нищеты. Сын-подросток сам постигал законы уличной жизни, и они были страшны. В жестоких драках Мейер, хилый, невысокого роста паренек (позже он получил прозвище «Малыш») часто выходил победителем, пугая своего противника отчаянием, готовностью погибнуть, но не сдаться. Это были не детские шалости, дрались банды, разделенные по национальному признаку: итальянцы, евреи, ирландцы. Лански влился в еврейскую группировку Бруклина, лидерами которой были дети еврейских переселенцев – Джейкоб (Яков) Гузик и Луис Лепке, которые позже стали соратниками Лански. Ещё одним другом детства Меера был Бенджамин Сигельбаум, представитель еврейской мафии, известный больше под прозвищем «Багси Сигел» – вместе Мейер и Багси были партнёрами по бутлегерству и руководили собственной бандой в эпоху «Сухого закона» в США.

Из итальянской мафии самым близким другом Мейера стал Сальваторе Лаки Лучано, который был старше Мейера на пять лет и крепче физически. Обстоятельства их знакомства были не столь дружественными: при первой встрече в школе Лучано как лидер итальянской группировки потребовал «выплаты дани» от Лански, но получил отказ и силой забрал мелочь, выкрикнув при этом в адрес Мейера антисемитские оскорбления. Чуть позже Мейер ответил ему тем же, выследив его на улице, он сбил булыжником с ног и «выдал» ему аналогичные оскорбления на этнической почве. Лучано после этого инцидента убедился, что Лански стоит уважать за его способность отстаивать собственную позицию, и со временем стал хорошим другом Мейера.

Улица, по которой каждый день ходил мальчик за хлебом для всей семьи, изобиловала соблазнами. Притоны, шулерские сходки, игра в карты – на глазах у 11-летнего Мейера разворачивалась завлекательная картина легких денег и мгновенного обретения богатства. Наступил день, когда он решился: пять центов, ничтожная сумма для игроков, сразу перекочевала в чужой карман, а семья Лански осталась без хлеба. Боясь с пустыми руками вернуться домой, он бродил по городу и не мог придумать, как выкрутиться из беды. Ожидая громкого скандала, Мейер был поражён, раздавлен молчанием матери и её горькими слезами от безысходности ситуации.

Тогда он пообещал, что больше никогда не будет… Нет, не играть, а проигрывать. Долго наблюдая за игроками, анализируя выигрыши, он делает вывод, что побеждает не удачливый, но всегда – хозяин игры. Это не лотерея, а тщательно спланированная деятельность. Выиграв хоть раз, человек возвращается. Когда он, поверив в удачу, ставит на кон все деньги, происходит катастрофа. Хозяева игорного бизнеса не любят оставлять свидетелей.

Упорный, внимательный, сообразительный Лански успешно учится в школе, но больше его привлекают уличные университеты. В 15 лет он бросает учёбу (позже он никогда не вернётся ни в школу, ни тем более в высшее учебное заведение) и устраивается в авторемонтную мастерскую. Родители были в восторге: иметь 2-3 доллара в день, а с перспективой лет через двадцать – все 7-8, это счастье. Но лучший ученик не задержался в мастерской, хотя навык работы с автомобилями ему пригодился. В те годы в США растёт популярность машин марки «Форд», этих больших, чёрных, неповоротливых авто, которых так просто угнать и перепродать. Через некоторое время уволившись, он начал красть и перепродавать машины, а затем грабить банки. Мейер Лански становится идейным организатором первой в Америке банды угонщиков.

Underworld figure Meyer Lansky (center) with his lawyer, Mor

Однако вскоре быть ганстером ему наскучило, к тому же он видел, как стремительно быстро они заканчивают жизнь в перестрелках и конфликтах с полицией. Живой ум быстро нашёл новое занятие, приносящее доход, бутлегерство – незаконную продажу алкоголя. В годы «Сухого закона» (1919-1933 гг.) Лански активно занимается опасной контрабандой спиртных напитков. В те времена американцы пили так, как не пили никогда ни до, ни после.

Лански присоединился к группировке Арнольда Ротштейна (понятное дело, что он евреем). Тот сам не занимался подобными делами, больше выступал в роли наставника: он обучал Лучано, Сигела и Мейера. Лански вступает в союз с канадским владельцем винодельческих заводов тоже евреем Самуилом Бронфманом (в Канаде «Сухого закона» не было) и начинает перевозить контрабандой виски через озеро Онтарио. И вскоре Онтарио в «народе», а иногда, и в газетах стали называть «еврейским озером». И хотя виски пили все, тем не менее, оно тоже подогревало антисемитские настроения. Кстати сказать, контрабандой алкоголя занимались не только евреи, но пресса видела лишь их (напомню, что одним из конкурентов Мейера Лански в этом бизнесе был основатель клана Кеннеди Джозеф Кеннеди).

Торговля виски давала баснословные прибыли, несмотря на то, что половина доходов уходила на подкуп таможни, полиции, чиновников. Продажа была поставлена на широкую ногу. Наверное, тогда Мейер Лански как яркий представитель еврейских преступных группировок США получил прозвище «Бухгалтер мафии» (англ. Mob’s Accountant).

Алкогольные напитки производить и продавать было нельзя, но закон не распространялся на производство спирта для медицинских целей. Лански и его сподвижники приобретают или вступают в доли с хозяевами спиртовых заводов. С помощью промышленных предприятий, производивших медицинский спирт, и знакомых химиков-лаборантов (у Лански был приличный штат химиков) подручные Мейера смешивали шотландский виски со спиртом, подкрашивали коктейль, разливали по бутылкам с этикетками высших сортов и отправляли в сеть кафе и магазинов для реализации.

LanksyPyanka

Один из таких ресторанов – «Chumley’s», замаскированный под гараж, существует и поныне по адресу: 86 Bredford St. в Нью-Йорке. Естественно, сейчас – это обычный ресторан с разрешением на продажу спиртных напитков, выставленном в окне. Но до сих пор он привлекает массу посетителей своей историей подпольного кабачка, который посещали знаменитые представители богемы, жившие в Гринвич Вилладже – Джон Гульд, написавший «Всемирную историю в диалогах», без единого знака препинания, поэтесса Эдна Милаи и классик американской литературы Джон Лос-Пасос.

На пике «Сухого закона» было установлено, что 17 миллионов галлонов купленного в Канаде виски превратились в 49 миллионов галлонов виски «а ля Мейер Лански». Лански как-то сказал, что его доход был столь значительным, что в 1925 году превысил доход автопромышленника Генри Форда. И, возможно, был прав.

Да, Лански стал невероятно богатым человеком. Но в отличие от своих друзей, он вёл свои дела очень осторожно. Настолько осторожно, что даже его жена не знала об этом на протяжении 20 лет. Все тонкости рискованных операций были придуманы опять же мозгом преступной группы – 19-летним Лански. Некоторые эпизоды вошли во многие фильмы, например, уничтожение контрабандного товара при внезапной проверке. В воду сбрасывались ящики с бутылками и те мгновенно погружались на дно под тяжестью мешков с солью. Через несколько дней, когда соль вымывалась водой, бутылки всплывали, и их поднимали на борт.

После начала «Великой депрессии» позиции гангстеров, в том числе Лански, упрочились, и даже Аль Капоне вынужден был согласовывать свои действия лично с Лански. Помимо этого, Лански наладил контакт с чиновниками Багамских островов, откуда во Флориду поставлялись коньяк и водка.

В 1933 году «Новый курс» Франклина Рузвельта привёл в упадок бутлегерство. Однако, имея достаточные средства, группа единомышленников, друзей с детства начинают новый проект – строительство игорной столицы. Были ли конкуренты? Конечно, например, Монте-Карло.

Lanski4sleva

Город игорных развлечений тщательно продумывали и долго строили. Были предусмотрены гостиницы, торговые центры, учтена психология потребителя. Все дороги, направления вели к игровым автоматам, проходили мимо столов казино. Нанятые актёры держали в напряжении публику, демонстрируя большие выигрыши, чем и привлекали народ.

В одном Лански остался непреклонен, несмотря на все доводы партнёров: в казино не было проституции и запрещалась торговля наркотиками.

Ещё один момент, которым мог гордиться создатель казино в Лас-Вегасе: вход был открыт для всех. В те времена евреям, арабам, неграм ограничивали посещения многих отелей, казино и других «злачных мест».

Первые игорные дома Лански были основаны в Чикаго, Кливленде и Детройте. В 1933 году Лански и Лучано прибыли на Кубу, после встречи с её правителем Фульхенсио Батистой они получили от него патент на открытие и управление игорными домами на Кубе. В 1937 году Лански открыл в Гаване отель-казино «Насьональ» (самый фешенебельный отель-казино в мире на тот момент), а также убедил принять закон, по которому азартные игры на Кубе не облагались налогами, но разрешались только в отелях, общая стоимость которых была не ниже миллиона долларов США. К 1936 году Лански уже владел казино во Флориде, Нью-Орлеане и на Кубе, а благодаря своим связям и возможностью технической проверки механизмов всех игр он мог предсказать, какие ставки делают игроки, и выработать стратегию, чтобы казино оставалось в выигрыше. При этом он требовал от сотрудников казино делать всё возможное, чтобы в казино игры проходили максимально честно и чтобы посетители лично убедились, что никаких фальсификаций и мошеннических приёмов в результате игры не было зафиксировано. Лански заверял, что все сотрудники его казино являются исключительно добросовестными людьми, а благодаря связям и собственным средствам он был в состоянии подкупить все силы правопорядка, чтобы исключить возможность облавы на его заведения. Вскоре Лански стал основателем крупномасштабной игорной империи, разбросанной по всему миру. Он владел собственными долями в казино Лас-Вегаса, Кубы, Багамских островов и Лондона. Он же оказывал большое влияние на развитие итало-американской мафии и сыграл ведущую роль в консолидации преступного мира. Масштабы этой роли до сих пор оспариваются, поскольку Лански отвергал множество обвинений в свой адрес.

Gansters6

О евреях. В 1939 году к берегам Кубы подошёл корабль с еврейскими беженцами из Европы, кубинское правительство не разрешило войти в порт. В это время в Гаване находился уже знакомый нам еврей Мейер Лански – владелец всех игорных домов на Кубе и, в силу этого, пользовавшийся огромным влиянием (часть доходов от игорного бизнеса получал тогдашний кубинский президент). Хозяин «злачных мест» отправился в службу иммиграции и смог убедить изменить политику, при этом он уплатил за каждого, кто сойдёт на берег по 500 долларов из своих денег за расселение беженцев. Предложение приняли и нашли решение, а чиновники из миграционной службы получили вознаграждение от Лански.

После завершения Второй мировой войны Лаки Лучано, выйдя на свободу, тайно перебрался на Кубу по фальшивому паспорту, хотя обязался покинуть США и жить на Сицилии. 22 декабря 1946 года в отеле «Националь» состоялась так называемая «Гаванская конференция» – съезд лидеров американского преступного мира (последний раз он прошёл в 1932 году в Чикаго). Среди участников были Джо Адонис, Фрэнк Костелло, Джозеф Боннано, Вито Дженовезе, Мо Далиц, Томас Луккезе (Нью-Йорк), Санто Траффиканте-младший (Тампа, Флорида), Карлос Марчелло (Новый Орлеан) и Стефано Магаддино (Буффало). Чикаго представляли Аккардо и братья Фискетти – Чарльз «Счастливый спусковой крючок» и Рокко, а также Лански, Далиц и Фил «Денди» Кастел из Флориды. На той же встрече был и Фрэнк Синатра, который прилетел на Кубу со своими друзьями – братьями Фискетти. В ходе конференции Лански предложил вложить средства в развитие Гаваны. Лучано, который был единственным, кто зафиксировал все события на встрече, собирался заняться своей подпольной деятельностью на Кубе и оставаться там до тех пор, пока не смог бы добиться возвращения в США.

Со временем Лански субсидировал своими средствами создание игорного центра в США на территории Лас-Вегаса как альтернативе Монте-Карло, а автором этой идеи стал Багси Сигел. Лански убедил итальянские группировки на секретной встрече в Гаване в 1946 году назначить Сигела главным ответственным за увеселительные заведения Лас-Вегаса – он призвал боссов мафии не расправляться с Сигелом, который к тому моменту стал нежелательным лицом, приносившим постоянные убытки. Лански вложил личные деньги в казино Сигела, которое было одновременно и гостиницей Flamingo Hotel. Название этого казино было взято в честь актрисы Вирджинии Хилл, с которой Багси связывали длительные отношения. Весь комплекс Лас-Вегаса строился в течение 10 лет и был официально открыт только в 1947 году. В рождественскую ночь 1946 года в Лас-Вегас прибыли звёзды Голливуда тех лет (Кларк Гейбл, Джоан Кроуфорд, Лана Тернер) и лидеры преступных группировок США, принимавшие участие в открытии комплекса.

BugsySiegalНесмотря на предоставленный кредит доверия, заведения Багси Сигела (на фото справа) продолжали оставаться убыточными, и даже после второй встречи и обещаний Лански и Лучано положение Сигела не улучшалось. Инвесторы требовали разобраться с Сигелом, и позже сам Лански вынужден был вопреки своей воле признать необходимость ликвидации Сигела как человека, разрушавшего организацию. Выяснилось, что Сигел затягивал строительство развлекательного комплекса, присваивая себе средства и выписывая фиктивные счета, некоторые рабочие отвечали ему той же монетой. 20 июня 1947 года наёмный убийца застрелил Сигела в его собственном доме в Лос-Анджелесе, а через 20 минут помощники Мейера Лански Гас Гринбаум и Мо Сидуэй подписали все документы о переходе имущества Сигела под контроль Лански и сумели расплатиться с рабочими. Открытие состоялось в 1947 году. По данным ФБР, Лански в течение 20 лет вкладывал средства в гостиницу «Flamingo» и все развлекательные заведения Лас-Вегаса. Однако позже неоднократно высказывал своё сожаление о том, что согласился на необходимость ликвидировать Бенджамина Сигельбаума.

Смерть Сигела стала завершающим актом смещения центра мафии из Нью-Йорка в Лас-Вегас. Считается, что Лански стал помощником и наставником чикагского босса Тони Аккардо. При этом, чтобы избежать участи Аль Капоне, который был осуждён за неуплату налогов и организацию борделей, Лански перевёл все свои средства на счёт в швейцарском банке, анонимность которого была обеспечена Законом о банках 1934 года. Лански даже приобрёл оффшорный банк в Швейцарии, который использовал для отмывания денег с помощью сети подставных компаний и холдингов.

О своём игорном бизнесе Лански говорил следующее: «Люди приходили в наши казино и играли, а когда возвращались в Нью-Йорк или Вашингтон, то произносили набожные речи о том, как аморальны игры. Но они не говорили в своих речах о том, что, на мой взгляд, было намного хуже. Когда мы начинали, большая часть Флориды и многих других районов страны были закрыты для евреев. До Второй мировой войны евреям запрещалось входить внутрь многих отелей, казино и жилых домов. Наши казино были прекрасным местом, открытым для всех. Евреи, христиане, арабы, все могли приходить к нам и играть».

В начале 1947 года Лански стал одним из тех, кто поддержал воссоздание еврейского государства на территории подмандатной Палестины – он начал тайно переправлять оружие из портов Нью-Йорка и Нью-Джерси, поставлявшееся по ленд-лизу странам Антигитлеровской коалиции, в порт Хайфы, где его получали все еврейские военизированные организации. Этим Лански не позволил снабжать огнестрельным оружием армию Египта, воевавшую против израильской армии, и всех его арабских союзников. 14 мая 1948 года, спустя 11 минут после провозглашения государственного суверенитета Израиля, Мейер Лански перевёл часть личных средств на счёт Государства Израиль, обязавшись в дальнейшем регулярно передавать 10% своей прибыли в израильскую казну.

В 1952 году президент Кубы Карлос Прио Сокаррас получил от Лански взятку в размере 250 тысяч долларов США в обмен на то, чтобы пост главы государства снова занял Батиста. В марте 1952 года произошёл государственный переворот, приведший к власти Батисту, и тот снова восстановил прежнюю деятельность казино. Батиста предложил зарплату Мейеру Лански в 25 тысяч долларов США ежегодно в обмен на должность советника по вопросам игорного бизнеса. В 1955 году Батиста снова изменил законы, по которым лицензию на организацию игорного бизнеса получал любой, кто вкладывал 1 миллион долларов в развитие отеля или 200 тысяч долларов в новый ночной клуб. В отличие от Лас-Вегаса, проверять данные и чеки здесь никто не собирался. Пока предприниматели вкладывали средства в игорный бизнес, им выделялись средства на строительство, освобождение от налогов сроком на 10 лет и беспошлинный ввоз оборудования и предметов быта. Правительство получало 250 тысяч долларов за выдачу лицензии, а также процент от доходов казино. 10 тысяч игровых автоматов на Кубе принадлежали Роберто Фернандесу Миранде, родственнику Батисте, который был генералом вооружённых сил Кубы и министром спорта и первым предложил установить парковочные часы в Гаване. Пошлины на импорт материалов для строительства гостиниц были отменены, и кубинские подрядчики закупили намного больше материалов, чем требовалось, и продали излишки другим для получения собственной прибыли. Периодически взятки требовали и получали многие политики.

Лански проплачивал и развитие клуба «Монмартр», одного из центров игорного бизнеса в Гаване, а также задумался о строительстве ещё одного казино в здании «Националя», откуда была видна крепость Эль-Морро. Для этого он готов был выкупить крыло 10-этажной гостиницы и создать номера для любителей азартных игр с высокими ставками. Против этого выступили известный писатель Эрнест Хемингуэй и ещё ряд американцев, живших на Кубе, но Батиста проигнорировал их возражения и поддержал идею Лански, открыв в 1955 году гостиницу выступлением Эрты Китт. После строительства казино Батиста стал немедленно забирать свою долю прибыли. В частности, доля Батисты в ряде казино выросла до 30%, но официальных подтверждений тому, что Батиста заработал ещё множество средств в виде получения взяток и вымогательств, не было. Игровые автоматы принесли 1 миллион долларов режиму. Лански же в первый год благодаря казино «Habana Riveira» с 440 комнатами и залами, куда было вложено 18 миллионов долларов, заработал 3 миллиона долларов.

Кубинская революция и восхождение Фиделя Кастро уничтожили все перспективы Лански. В канун Нового 1958 года Батиста стал спешно готовиться к побегу в Доминиканскую республику, а затем оттуда сбежал в Испанию, где и умер в изгнании. Мародёры разграбили почти все казино Лански, разрушили здания, а 8 января 1959 года Кастро вступил в Гавану. По одной из легенд, Лански встречался лично с Кастро и Че Геварой во дворе дома правительства, где был открытый тир – там Кастро и Че упражнялись в стрельбе. Лански настаивал на отказе от национализации казино, а в случае национализации готов был потребовать компенсацию. Однако после ультиматума с требованием немедленно покинуть страну (и явной угрозой расправы в случае отказа), вынужден был подчиниться требованиям Че Гевары и Кастро и уехал с Кубы навсегда.

Президент Мануэль Уррутия Льео закрыл все казино, а в октябре 1960 года все отели были национализированы окончательно и азартные игры объявили вне закона. Таким образом Лански потерял 17 миллионов долларов, а также всю сеть отелей-казино, равной которой не было в период 1930-1940-х годов. И тогда он перенёс своё хозяйство с Кубы на Багамы, где у него были базы со времён «Сухого закона». Уплатив взятку в 3 миллиона долларов, он в 1963 году открыл там первый эксклюзивный отель-казино по образцу кубинских.

Со временем на Лански начали давить ФБР и журналисты, которые в 1950-1960-е годы отслеживали каждый его шаг и называвшие его «боссом боссов мафии». ФБР пытались найти повод, чтобы арестовать Лански и предъявить ему обвинения в преступлениях в коммерческой сфере – однако долгое время ни слежка за его передвижениями, ни прослушка телефонных разговоров, ни обыски в квартире Лански ничего не давали. Сам директор ФБР Эдгар Гувер враждовал с Лански после того, как тот организовал тайную съёмку на конспиративной квартире Гувера, и на основании съёмки обвинил последнего в мужеложестве. В 1970 году Лански покинул США, спасаясь от неуплаты налогов, и после прибытия в Израиль был приглашён на аудиенцию к Голде Меир, с которой у него установились дружеские отношения. Она симпатизировала Лански, но, по настоятельному требованию ФБР, намеревалась выдать его США, считая, что таким образом укрепит безопасность Израиля. Однако, не лишним будет вспомнить одну байку: в ешиве ученикам, изучающим иудаизм, на каком-то этапе задают задачу: «Враг осадил город и требует выдать определенного человека, иначе, если враг захватит город, то разрушит его. Вы должны принять решение. Так вот, по иудейской религии, надо сражаться!».

У Лански туристическая виза действовала в течение двух лет, но он планировал остаться в Израиле навсегда, до конца жизни. Не получилось. В ноябре 1972 года он покинул Израиль. Попытки Лански скрыться за рубежом ни к чему не привели: его готов был пригласить президент Парагвая Альфредо Стресснер, но в аэропорту Рио-де-Жанейро Лански перехватили агенты ФБР и доставили его в Майами.

ФБР полагало, что на банковских счетах Лански находилось порядка 300 миллионов долларов США, но ничего не смогло найти – по документам Лански был почти нищим. Его биограф Роберт Лейси описывает, что прежде колоссально богатый человек, Мейера Лански разорился в последние 20 лет своей жизни и не смог собрать средства, чтобы вылечить одного из своих сыновей. Биограф полагает, что прямых доказательств того, что Лански был воплощением зла и главным элементом механизма американской мафии, не было. Некий Винсент «Жирный Винни» Тереза свидетельствовал на суде против Лански, которого обвиняли в неуплате налогов, но в 1974 году судебный процесс закончился оправданием Лански. Его лишили паспорта и права выезжать за границу. Лански переселился в кондоминимум «Империал-Хаус» на набережной в Майами-Бич, где и провёл последние годы своей жизни. Известно, что практически каждое утро он выходил на прогулку с собакой и прохаживался по Коллинс-авеню, ведя образ жизни скромного пенсионера. 15 января 1983 года, находясь в окружении семьи, он скончался от рака лёгкого.

LanskyFamiily

Мейер Лански с первой женой Анной Цитрон и их детьми

Нельзя не заметить, что в бурной и опасной жизни Лански семья находилась на первом месте. Яркий, неординарный, фонтанирующий идеями добычи денег, дома LanskyWifeTeddiон становился настоящим «еврейским папой», нежно любящим своих детей и жену. Он тщательно оберегал их, скрывал неприглядные факты своей, не всегда законной, деятельности. В первом браке супругой Мейера была Анна Цитрон, которая родила ему сыновей Бернарда (Бадди) и Пола и дочь Сандру, но с ней он развёлся в 1946 году. Второй супругой стала Тельма Шир (ранее носила фамилию Шварц) – на фото слева, маникюрщица в одной из гостиниц Мидтауна, с которой он прожил до конца своих дней. Пол Лански окончил военную академиюLanskySandraDoz Вест-Пойнт, дослужился до звания капитана ВВС США, участвовал в Корейской войне, после отставки стал преподавателем. Дочь Сандра – на фото справа – получила высшее образование и стала женой предпринимателя.

На протяжении более полувека Лански был связан с организованной преступностью, однако ему формально предъявлялись только обвинения в организации незаконного игорного бизнеса. В истории США он считается одним из наиболее богатых: незадолго до бегства Лански с Кубы сообщалось, что его состояние оценивается в 20 миллионов долларов (эквивалентно сумме 189 миллионов долларов в 2018 году). Однако после смерти Лански в 1983 году было установлено, что формально его состояние насчитывало только 57 тысяч долларов. Да и сами родственники Мейера утверждали, что богатство и влияние Лански были искусственно раздуты. Внучка его второй жены рассказала писателю Ти Джею Инглишу, что её дед говорил, что все его средства пропали на Кубе. Только в 2015 году внук Лански, Гэри Рапопорт, обратился к властям Кубы с просьбой компенсировать стоимость гостиницы «Ривьера», которую его дед построил в Гаване.

Биография Мейера Лански привлекала внимание журналистов, писателей, сценаристов, кинематографистов. В романе Стюрата Слейда «Рейд Валькирий» Мейер Лански стал президентом Кубы, полностью контролируемый итало-американской мафией; в фильме «Крёстный отец 2» стал прототипом Хаймана Рота, а в картине «Гавана» его образ воплотил Марк Райделл, в фильме «Преступный синдикат» – Патрик Демпси; в телефильме «Крёстный Лански» его сыграли Макс Перлих (в возрасте 17-26 лет) и Ричард Дрейфус и т.д.

LanskyAfisha

Однажды репортёры спросили Мейера Лански: «Из всего того, что вы сделали в этой жизни, чем вы гордитесь больше всего?»

В ответ он не вспомнил о бутлегерских миллионах, о своей помощи Израилю, даже о сыне, закончившим сверхпрестижный Вест-Пойнт, о своих благополучных внуках. Он сказал, что наибольшей своей заслугой считает борьбу и победу над официальным антисемитизмом в Америке.

Мейер Лански как-то сказал: «Что есть зло? Что есть добро? Азартные игры – зло. Деньги для государства Израиль – добро. Но деньги добыты доходом с игорных домов, а в прошлом – бутлегерством, то есть, нелегальной торговлей спиртным в годы «Сухого закона».

И ещё одно его высказывание, которое нельзя не привести: «Когда Бог спросит меня: «Что ты делал на Земле?», я отвечу: «Был евреем».

Лев Рудский (WRN)

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Календарь

Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы