СОЛДАТ МАРЗОЕВ – ДОСТОЙНЫЙ СЫН СВОЕЙ СТРАНЫ

2 ноября 2021

MarzoevSertGinsНа 106-м году жизни скончался старейший в Российской Федерации ветеран Великой Отечественной войны Тимофей Георгиевич Марзоев. Глава Республики Северная Осетия-Алания (РСО-А) Сергей Меняйло сказал: «Сегодня ушёл из жизни ветеран войны Тимофей Георгиевич Марзоев. Весной этого года мы поздравляли его со 105-летием, вручали сертификат Книги рекордов России как старейшему фронтовику, слушали его военные истории. Тимофей Георгиевич был достойным сыном своей страны, служил примером мужества и настоящего патриотизма». 

На фото вверху: глава республики Сергей Меняйло приехал в село Карман-Синдзикау Дигорского района РСО-А, чтобы поздравить фронтовика с днём рождения и лично вручить ему сертификат Книги рекордов России. Пользователи соцсетей присоединились к его поздравлениям и единодушно пожелали ветерану войны крепкого здоровья.

Т.Г. Марзоев родился 10 мая 1916 года в селе Верхний Мизур (упраздненное селение в Алагирском ущелье Северной Осетии) Российской империи. В 1921 году семья перебралась в город Алагир (ныне – административный центр Северной Осетии). В 14 лет Тимофей остался без матери. В семье было шестеро детей – три мальчика и три девочки, старшая сестра заменила детям маму.

«Мы держали скотину, все вместе работали в огороде. Было очень тяжело, не только нам, многие тогда жили в бедности. Вскоре отец женился второй раз. Но прожили с мачехой недолго: она не ладила с нами, детьми, и отец отправил её обратно в родительский дом. Помню, недобрая была женщина. В школу я пошёл уже достаточно взрослым, лет десять мне было. Окончил всего четыре класса. Пока мама была жива, учился, ну, а потом бросил: понимал, как тяжело приходится отцу – он работал на ферме день и ночь. Поэтому я хотел помогать семье. Но работу найти было непросто, и тогда я решил уйти из дома, чтобы хоть одним ртом было меньше.

У меня тогда даже обуви не было, помню, надел чувяки старшей сестры и ночью, пока все спали, пешком отправился туда, где родился, – в Мизур. Там жили родственники матери, я надеялся, они помогут найти какую-нибудь работу. Первое время жил у них, хотя их самих было шесть душ в семье. Жили мы все в одной комнате, нам с младшим мальчиком стелили какое-то тряпье под столом – это была наша постель. Спустя некоторое время устроился помощником повара в рабочем кооперативе. При нём было общежитие, туда и перебрался. Со временем получил поварскую категорию. Честно говоря, мне там очень нравилось работать: крыша над головой есть и всегда сыт. Платили, конечно, мало, но мне хватало. Главное – стал забывать, что такое голод. Но, как говорится, было одно «но». Тогда это была не совсем престижная профессия, и мне не нравилось, когда сверстники дразнили меня поваром. Я даже частенько плакал от обиды. Однажды друг моего отца застал меня в слезах. Когда узнал, в чём дело, позвал работать к себе, он был начальником электроцеха. Хоть и не хотелось бросать работу, которая нравилась, я согласился. Работал сперва помощником электромонтера, вскоре получил профессиональный разряд.

А потом началась война. До 1942 года, пока работал на свинцово-цинковом комбинате, у меня была бронь, – на фронт не забирали. К тому времени я вступил в партию и меня перевели работать инструктором райкома партии. Когда сняли бронь, сразу написал заявление, чтобы поскорее отправили бить фрицев. В августе 1942-го в Махачкале формировали запасной автомобильный полк, туда нас – шесть грузовиков с людьми – и отправили. Две недели дали на учёбу, а потом погрузили в машины и снова повезли. Куда? Никто из нас не знал, но все хотели побыстрее попасть на фронт. Через Баку нас доставили в Тбилиси. Немцы уже оккупировали Ставрополь и планировали через перевал попасть в Грузию. Вот нас и бросили туда, как щит. Наши автомобильные части с зенитками охраняли небо от вражеских самолётов. Со мной вместе служили мои земляки: армяне, грузины, азербайджанцы. Так и воевали: все вместе, одной семьей против врага. Очень много наших бойцов погибло на моих глазах, сам дважды был контужен. Было ли страшно? Конечно! Но мы защищали свою родину – это было главным для каждого солдата. Сейчас даже вспоминать трудно о тех годах. Как удалось выжить, сам не знаю. Наверное, Бог берёг. Когда немцы начали отступать, за ними следом двинулись и мы. Прошли Краснодар, Ростов, освобождали Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию. Победу наша автомобильная часть встретила в десятке километров от австрийской границы. Хорошо помню тот день. В 6 часов утра нас подняли и сообщили, что война окончена. Ох, что началось! Всё небо было в огне от наших выстрелов! Кричали, радовались, плакали! Даже не верилось, что наконец-то этот кошмар закончился. Вскоре нас морем переправили в Батуми, там получили приказ расформировать часть. Четыре вагона отправили на Северный Кавказ, – так я вместе с земляками и вернулся в Осетию».

Т.Г. Марзоев за свои ратные подвиги был награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В 2019 году указом главы РСО-Алания Тимофей Георгиевич был удостоен медали «Во славу Осетии». Но главная награда ветерана, как он сам говорит, – его внуки и правнуки.

«На войне много чего пришлось повидать и пережить, но вот наград у меня немного, но даже и они не сохранились: в 2002 году нашу квартиру в Мизуре обокрали, все медали унесли, только наградные листы остались. Сколько мы заявлений написали… Так и не смогли отыскать вора. Очень расстроился, много лет надеялся, что найдутся награды, но нет. После тщетных поисков их восстановили.

МарзоевЖенаВера1950-е.Когда вернулся домой, застал полную разруху, отцовский дом был опустошён. Руки опустились, но надо было жить дальше. Снова начал работать в райкоме партии в Алагире, потом председателем колхоза в Унале, на руднике в селении Холст, на свинцовом комбинате… В 1946 году женился на уроженке города Алагир Вере Сергеевне Томаевой (на фото: Тимофей и Вера, 1950-е годы). Очень она красивая была! Сватов несколько раз засылали, отец строгий был, не хотел сразу дочь отдавать. И вот прожили 75 лет, воспитали троих сыновей и дочь. Жили всегда дружно, никогда не ругались, детей воспитывали в строгости, без вольностей, всегда учили, чтобы были порядочными, честными людьми. У меня уже семь внуков, шесть правнуков. Самому младшему, Сарматику, всего годик, я его ещё даже не видел, он далеко живет – в Находке. Хорошо, когда много младших в семье. Это и есть счастье.

Я живу уже очень долго, слишком долго. Вот если бы вернулось довоенное время, то я бы ещё хотел пожить… А сейчас что? Стал обузой для своих детей, беспомощный. Понимаю это, конечно, а сделать ничего не могу. Телевизор я не смотрю, потому что уже не вижу ничего. А вот радио люблю послушать, новости не пропускаю, но больше нравятся передачи про наши традиции. Часто передают осетинскую музыку, тогда вспоминаю, как в молодости хазт (танцы – ред.) устраивали. Эх, хорошее было время!

Жизнь изменилась, и люди вместе с ней. Молодые не хотят жить в селе. Раньше, помню, откроешь окно, и так шумно: дети кричат, смеются, бегают, на речке тоже полно народу. А сейчас на улицах тихо, стариков почти не осталось, а молодёжь в город перебралась. Если бы была возможность что-то изменить, я бы хотел вернуть жизнь, которая была до войны. Хоть и было нам тяжело, всё равно то время вспоминаю с теплотой. Эх, если б не было войны! Все мы работали, крепко дружили, люди были добрые, душевные, счастливые, что ли…

ЖенаВераСынМаирбекДети00-е

Тимофей Георгиевич (в центре) с супругой Верой Сергеевной (за ним справа),
сыном Маирбеком и его семьей, 2000-е годы (фото из семейного архива)

Меня иногда спрашивают, как прожить сто лет. А я откуда знаю? Может, это от крови зависит? Мой отец рано умер, а вот дед прожил 120 лет. Многие в это не верят, но у нас сохранились архивные документы. Ещё до революции у него конфисковали серебряный кинжал и пистолет. Но потом органы выдали ему специальную справку, чтобы вернули оружие. Вот в ней и написан его возраст – 120 лет. Мой день рождения никогда не был для меня праздником, так же, как и сейчас. Но когда мне исполнилось сто лет, дети устроили настоящий куывд (пир – ред.). Позвали соседей, родственников, знакомых, почти пятьсот человек собралось! Даже глава республики приехал меня поздравить. Конечно, мне было приятно».

После кончины Т.Г. Марзоева глава РСО-Алания Сергей Меняйло написал в соцсетях: «Тяжело, когда уходят наши старшие. Это большая утрата для всех нас. Светлая память Тимофею Георгиевичу Марзоеву».

По материалам открытых источников, публикаций в Facebook главы Республики Северная Осетия-Алания Сергея Меняйло, журналистов Альбины Цомартовой и Анны Кабисовой.

Лев Рудский (WRN)

Метки: , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Календарь

Декабрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Архивы