СПИСОК ПОЛИТРУКА КИСЕЛЁВА

16 декабря 2021

КАК ЛЕЙТЕНАНТ СОВЕТСКОЙ АРМИИ ВЫВЕЛ 218 ЕВРЕЕВ ИЗ АДА

Kiselev1Более шестидесяти лет мировая общественность практически ничего не знала об этой уникальной военно-гражданской операции, проведённой в годы Великой Отечественной войны, в те жуткие времена уничтожения евреев, Холокоста. Эта операция стала успешной благодаря небывалому мужеству, величию души и подлинной святости её руководителя, политрука советской армии лейтенанта Николая Яковлевича Киселева.

Небольшая биографическая справка. Н.Я. Киселёв родился (6 [19] декабря 1913 г., в крестьянской семье в деревне Богородское близ Уфы Российской империи, скончался 27 октября 1974 г., в Москве). В автобиографии он пишет, что его отец погиб на фронте в 1914 году. Документы же свидетельствуют о том, что Яков Степанович в 1917 году ещё был жив, находился на фронте, но был, как его жена и малолетний сын, вписан в подворную карточку дома своей матери. Вероятно, Киселёв не видел необходимости указывать конкретную дату гибели отца: достаточно было обозначить, что он погиб во время Первой мировой войны. Мать, рано овдовев, в 1922-м вышла замуж вторично. Отчимом Николая стал Павел Васильевич Баландин, их односельчанин. Однако мальчик остался в доме бабушки. Юность Николая пришлась на годы становления советской власти в деревне. Парнишка искренне верил в дело революции, вступил в комсомол, окончил рабфак. Учёбу он успешно совмещал с работой в профсоюзных и общественных организациях. После окончания рабфака уфимский горком комсомола дал Николаю рекомендацию на учёбу в Ленинградский институт внешней торговли. В 1940-м Киселёв вступил в ряды ВКП(б). Весной 1941 года, окончив институт, получает направление на работу в Москву во внешнеторговое объединение «Совинторг» на должность старшего экономиста.

А через несколько месяцев началась война. В августе 1941 года на фронт отправилась Бауманская дивизия ополчения. В списке личного состава значился политрук Киселёв, против его фамилии стояла отметка «доброволец». В начале октябре 1941 года под Вязьмой дивизия была разгромлена. Киселёв вместе со своими 18 однополчанами оказался в окружении. Более 10 раз они пытались вырваться из «котла». В одном из таких боёв Киселёва контузило. А потом во время краткого отдыха перед решающим броском их окружили немцы. Завязался бой, во время которого погибли несколько его товарищей. Николай был ранен и захвачен в плен. Колонну военнопленных, в которой он находился, погнали в Рославль. По дороге не было и речи о побеге. Конвоировавшие их финны зверствовали, за малейшее отклонение в сторону сразу же расстреливали. От их пуль по дороге погибло более 20 человек. В Рославле немцы начали формировать состав для отправки в Белоруссию, в Гомель. Николай решил попасть в эту группу, так как ночью бежать было удобнее. Но отправлять пленных стали только на рассвете – в крытых грузовиках и под усиленной охраной. В Гомеле Киселев встретил знакомых по дивизионной школе командиров. Они договорились о побеге и решили попасть в группу, которую отправляли в Минск. Во время движения по железной дороге Киселёв и его товарищи сломали решетку вагонного люка. Николай первым выпрыгнул наружу. Пробираясь к месту встречи, оговоренному перед побегом, он попал в болото и долго выбирался, отморозив ноги и руки. Только утром смог добраться до ближайшей деревни. И чуть было снова не угодил в плен. Вовремя скрылся. Направился на второе место встречи – деревня Хотаевичи Плещеницкого района, где жили родители одного из пленных. Николай добирался туда больше 10 дней. Когда он всё же попал в Хотаевичи, отец товарища отказался его принять – дескать, сын на фронте, кругом немцы, уходи-ка ты подобру-поздорову…

Киселёв долго прятался в лесах. Наконец в чаще возле деревни Ильи Николай встретил местных жителей, которые и посоветовали ему остаться здесь. Но вместо того, чтобы затаиться, он начал создавать подполье. Организованная им группа распространяла листовки со сводками информбюро, срывала планы заготовок продовольствия для немецкой армии и мобилизацию молодёжи в Германию. Подпольщики наладили связь с партизанами, передавали им сведения о численности немецких гарнизонов, их расположении и вооружении, а также о готовящихся против партизан карательных операциях.

Всё это не могло не остаться незамеченным. В марте 1942 года ночью в окно Киселева постучал внедренный им в полицию человек: «Немедленно уходи в лес, пришёл приказ о твоём аресте». Николай ушёл и увёл с собой всех, кому грозила опасность.

Через пару дней Киселёв вышел в район еврейского местечка Долгиново, в котором на начало войны проживало около пяти тысяч евреев. В этих лесах действовали два партизанских отряда «Мститель» и «Борьба». Но они были малочисленны, оружия не хватало, так что особых возможностей защитить местное население у партизан не было. Спасаясь от нацистского уничтожения, еврейские жители Долгиново скрывались в лесах и близлежащих деревнях. Зима 1941-1942 гг. выдалась на редкость суровой. Морозы опускались до минус 30. Людям приходилось туго. Немало из них замёрзло. Те, кто не мог или не захотел бежать и остался в местечке, были обречены на медленное методичное истребление. Оно растянулось на год. На этот раз фашисты не расстреляли всех евреев разом, как это они обычно делали. Такой способ немецкое командование посчитало экономически нецелесообразным. В местечке проживало много ремесленников: пекари, сапожники, портные, кузнецы. Всех их принудили обслуживать фашистский гарнизон. Поэтому евреев расстреливали по мере того, как отпадала необходимость в тех или иных профессиональных услугах.

Но в Долгиново еврейский вопрос был решён окончательно намного раньше, чем во всей остальной Европе. К 5 июня 1942 года ни одного живого еврея там не осталось. В этот же день само местечко было буквально стёрто с лица земли. Гитлеровцы и их добровольные помощники из местного населения сожгли его дотла. Из пятитысячного еврейского населения местечка выжило всего 278 человек. В основном старики, женщины и дети. Они успели уйти в лес или им повезло отсидеться в погребах хат белорусских соседей.

Бежавшие из Ильи подпольщики во главе с Киселёвым вступили в отряд «Мститель» под командованием Василия Воронянского (Дядя Вася), который действовал в Вилейском районе Минской области. Николаю Киселеву поручили собрать отряд из людей, скитавшихся по лесам, – бывших военнопленных и уцелевших евреев, бежавших из гетто. Так возник партизанский отряд «Победа», вошедший уже в бригаду «Народные мстители».

PartizansN

Но партизаны не могли принять всех беженцев из гетто, не было никакой возможности содержать этих людей, даже элементарно прокормить их, не говоря уже о том, что эти совершенно мирные люди мешали боевой деятельности, тормозили мобильность партизан. А если отряд обнаружат? А если придется принять бой и прорываться? Что в этом случае делать с беженцами? Бросить, обречь на верную смерть? В конце августа 1942 года в штабе партизанской бригады «Народные мстители» Василия Воронянского искали выход из сложившейся ситуации. Командир бригады запросил Москву, и вскоре поступил приказ собрать прятавшихся в лесах евреев и всех, не способных носить оружие (женщин, стариков, детей), вывести за линию фронта, на Большую землю через так называемые «Суражские ворота».

В феврале 1942 года на стыке немецких армий «Север» и «Центр» образовался разрыв в линии фронта шириной около 40 километров. Советское командование быстро осознало важность этого «подарка судьбы» и через «Суражские ворота» к белорусским партизанам поступали боеприпасы, оружие, медикаменты, переправлялись специалисты-подрывники и профессиональные диверсанты. В обратную сторону вывозились раненые, мирные жители, добровольцы для вступления в Красную армию, продовольствие и ценности в Фонд обороны. Открытыми «Ворота» держали советские войска и партизаны.

Вот через них-то и предполагалось вывести около 300 евреев. Почему же партизаны не воспользовались этой возможностью сразу? Дело в том, что до спасительных «Суражских ворот» было более 800 километров. 800 км – это по прямой, но понятно, что путь прямым не будет, значит смело можно накидывать ещё 200-300 км, а то и более. А как пройти более 1000 км по территории, занятой врагом? По лесам «шастают» карательные отряды в поисках партизан, в каждой деревне – тыловые части, жандармерия, полицаи. Если группу обнаружат, – всех расстреляют – тут же ведь все евреи! Никто не сможет ни отбиться, ни убежать. А где брать продукты? А как идти по чужой территории без проводников?

Partizans

Изначально затею признали безнадёжной. Командир бригады даже пообещал за успешное завершение операции наградить руководителей перехода званием Героя Советского Союза, а партизан, в этом участвующих, орденами. Однако… Первый командир партизанского отряда, которому Воронянский предложил возглавить группу, отказался. Второй – тоже. Оба мотивировали отказ просто невозможностью выполнить приказ. Командир бригады не имел права в такой ситуации им приказать, мог только попросить, ведь дело партизан – сражаться с врагом, а не спасать евреев. Николай Киселёв был третьим. Недолго подумав, он согласился.

Потому что, говоря высоким штилем, Николай Киселёв был коммунистом. Что такое в сегодняшнем понимании коммунист? Уверенный в себе и далеко не бедный политик со значком депутата Госдумы на лацкане пиджака? Карьерист, для которого членство в партии не более чем лифт вверх? Мы уже забыли, что когда-то слова: «у коммунистов только одна привилегия: первыми подниматься в атаку» были не просто лозунгом, что когда-то за найденный в кармане партбилет расстреливали.

Так вот, настоящий коммунист Николай Киселёв не мог ответить «нет» на просьбу командира бригады, хотя затея и казалась абсолютно безумной. Киселёву в подчинение дали шестерых бойцов-партизан, к которым присоединилась доброволец – 19-летняя Анна Сироткова.

В начале августа 1942 года отряд под командованием Киселёва, в котором было 270 человек – жителей разгромленных фашистами еврейских белорусских местечек, в том числе 35 детей в возрасте от двух до 15 лет, выдвинулся в беспрецедентный поход. Повторяю, предстояло пройти по территории, занятой фашистами, более тысячи километров. Шли ночами, преодолевая по 30-40 километров. Маленьких детей несли в мешках. Днём лежали, не шелохнувшись, в лесу. А пока беженцы отсыпались, бойцы вели разведку, искали безопасный путь, добывали продукты. Несколько раз натыкались на немцев и полицаев, приходилось вступить в перестрелку с врагом и выходить из этих локальных стычек победителями. А другого и не было дано. Однажды они угодили в болото, из которого с невероятным трудом удалось выбраться. Порой казалось, что идти дальше невозможно. Но всякий раз Киселёв находил способ поднять людей, побудить их продолжить тяжелейший путь.

KiselevDeti-S

Очевидцы рассказывали, что в эти тяжёлые дни Николай Яковлевич всячески старался помочь людям, которые доверились ему. А ведь он мог в любой критический момент просто бросить их, но доброта, порядочность и человеколюбие не позволяли ему поступить так. Кроме того, сами евреи, участвующие в переходе, показали такое стремление к спасению, жизнелюбие, стойкость и выдержку, что, несмотря на жуткие условия, должны были победить и остаться жить.

JewGirlМаленькой Берте Кремер было два года. Она часто плакала. Родители как могли старались успокоить малышку, но это не всегда удавалось. Все понимали, что плач ребёнка в лесу может погубить отряд. Родители тоже это понимали. Однажды, когда предстояло перейти очень опасный участок, они решили избавиться от неё и  пошли утопить Берту. Отец и мать стояли на берегу речки и никто не мог этого сделать. Подошел Киселёв. Он взял девочку на руки и начал шептать ей какие-то слова. Берта, успокоилась и, вытирая слезы, прошептала: «Я хочу жить». Николай Киселёв не знал идиш, но разве это можно было не понять? Он нёс её на руках десятки километров. Каждый раз, когда предстоял опасный переход, он брал девочку на руки, и постоянно плакавшая маленькая Берта успокаивалась и молчала.

Девочка выжила. Сегодня Берта Кремер живет в Нью-Йорке. У неё две дочери и пять внуков. Не проходит и дня, чтобы она не вспоминала своего спасителя.

Отряд несколько раз натыкался на немецкую засаду. Многие получили ранения. После одного из столкновений недосчитались 50 человек. Что с ними произошло выяснить не удалось. Раненая пожилая женщина и мальчик не смогли продолжить путь и их пришлось оставить в лесу. Но они, к счастью, выжили.

Вспоминает Виктор Дименштейн, один из спасённых Киселёвым: «Шли мы ночью и по 30, и по 50 километров. Шли и поддерживали один другого, чтобы не упасть. Спали на ходу. Голодные и босые мы шли к «Суражским воротам». Теряя близких. Кто погибал во время столкновений с немцами, а кого-то оставляли в лесу добровольно. Из-за ран некоторые не могли продолжать движение. А нести их было просто некому. Не было сил».

В конце октября отряд беженцев, обойдя стороной город Великие Луки, вышел к реке Западная Двина. На противоположном берегу уже находились войска Красной армии. С большим трудом, ночью, под проливным дождём удалось переправиться через реку. И, когда казалось, что цель уже рядом, произошло неожиданное. Как только беженцы выбрались на берег, на них наткнулась группа немецких диверсантов, переодетых в форму бойцов НКВД. Они остановили шедшего впереди отряда Киселёва. Якобы для проверки документов. Однако политрук вовремя заметил неладное и первым выстрелил в фашиста. Тут же подоспели его бойцы. Завязался скоротечный бой. Несколько немцев были убиты. Остальные растворились в темноте октябрьской ночи. И на этот раз беженцам удалось уйти на безопасное расстояние.

25 сентября группа вышла к «Суражским воротам». Переход, длившийся более месяца, казалось, был завершён. Их встретили представители НКВД, проверявшие всех выходивших с оккупированной территории. Им Киселёв и сдал имеющиеся у него документы от командира партизанской бригады. Люди плакали от счастья, уверенные, что всё уже позади. Их разместили в деревне, было тесно, но была крыша над головой и можно было ничего не бояться. Но в пять утра всех подняла пальба. Это гитлеровцы начали операцию по ликвидации «Суражских ворот». Люди выскакивали из изб и в панике метались, не зная, в какую сторону бежать. «На гору! Всем бежать на гору и вниз!», – кричал Киселев. Подняться на гору и перевалить её – в этом спасение. Он бегал, хватал людей за руки и направлял их в сторону горы. Одна женщина с ребенком на руках упала, Киселев поднял её, подхватил ребенка и вынес на своих руках. (Мальчик остался в живых, в 2008 году у Ехезкиля Гольца было трое детей, семь внуков.)

Киселев собрал всех, кого только мог найти. Он понял, что «Суражские ворота» захлопнулись. Но по какую сторону ворот они оказались? На советской они территории или немецкой? Пока это не выяснится, предстоит как и прежде идти ночами, прячась от всех.

В конце октября в районе города Торопец в расположение частей Красной армии вышла группа чуть более 200 человек (оказалось 218). Женщины, дети, старики. Грязные, измождённые, в лохмотьях, ноги многих были обмотаны тряпками вместо обуви. Увидев советских солдат, они падали на землю и плакали.

Вышедших разместили, накормили. И вдруг прибежала женщина с криком: «Киселёва арестовали!» Все прибывавшие с оккупированной территории проходили проверку. У Киселёва не было никаких документов, все были им сданы сотрудникам НКВД при переходе «Суражских ворот». Его обвинили в дезертирстве. Вырванные из лап смерти евреи стеной встали за своего спасителя. Они связались с командиром партизанской бригады «Народные мстители» и Николая Яковлевича освободили из-под ареста. А уже в декабре он вместе Анной Сиротковой и шестью своими товарищами по оружию вернулись в отряд.

В январе 1943 года приказом Белорусского штаба партизанского движения за вывод из немецкого тыла 218 человек Н.Я. Киселёв и ещё семь партизан были награждены денежной премией в размере от 400 до 800 рублей. Ни об орденах или даже медалях речи никто не вёл. Скорее всего, забыли.

О своём походе Николай Киселёв составил подробный отчёт, который был отправлен в штаб партизанского движения. К отчёту прилагался так называемый «список Киселёва», в котором перечислялись имена и фамилии всех спасённых евреев. Среди них были Сима Сосенски, Иосиф Каплан, Анна-Нехама Нойман, Арье Рубин, Иосиф Кремер, Давид Синюк (фотографии двух из них помещены ниже).

JewManJewMan1Один из этих людей чуть позже говорил: «Вот скажите, зачем ему было таскаться с евреями? Каждую ночь идти пешком 30-40 километров, а днём нас охранять? Если бы нас поймали, его расстреляли бы вместе с нами. Вот зачем ему это горе? Вот что я вам скажу: это был не человек, это был ангел. Если бы не он – никто бы из нас не остался в живых».

В Государственном архиве Белоруссии хранится обращение спасённых евреев к первому секретарю ЦК ВКП(б) П.К. Пономаренко: «На всём протяжении пути, когда к нам явился тов. Киселёв, мы чувствовали его заботу и считаем его своим отцом и просим вас представить его к правительственной награде».

Это письмо-обращение осталось без ответа.

Николай Киселёв воевал до 1944 года. В 1946 году женился на Анне Сиротковой, которая вместе с ним сопровождала группу евреев, они воспитали сына и дочь.

KiselevFamily

К слову сказать, сам Николай Киселёв в автобиографии никогда не писал о своём подвиге. Возможно, из-за скромности. Не считал боевое задание времён войны чем-то особенным. Но вполне может быть, что общая атмосфера царившего в то время антисемитизма, не позволила ему в полной мере оценить содеянное. Действительно, кого в послевоенные годы интересовали люди, спасавшие евреев.

После войны Николай Яковлевич Киселёв работал в Министерстве внешней торговли СССР. За организацию подполья в деревне Илия в 1948 году его наградили орденом Отечественной войны I степени, а в 1966-м – медалью «За трудовую доблесть». Скончался Н.Я. Киселёв 27 октября 1974 года в возрасте 61 года, похоронен на Востряковском кладбище в Москве.

GerasimavaInaPavlavnaОбо всём этом поведала миру директор Музея истории и культуры евреев Беларуси, кандидат исторических наук Инна Павловна Герасимова (по маме – Альтшулер, что на иврите обозначает «старая синагога»). Работая в архиве Компартии Белоруссии она нашла письмо политрука Николая Киселева, которое в 1944 году он направил первому секретарю ЦК КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко. Это был рапорт о выполненном поручении, в котором перечислялись имена и фамилии спасённых – так называемый «список Киселёва». Об этом же документе писал белорусский историк Аркадий Лейзеров. Главным документом, который позволил подтвердить сделанное Киселёвым, стал найденный Инной Герасимовой в Национальном архиве Республики Беларусь приказ Белорусского штаба партизанского движения от 14 января 1943 года о награждении восьми партизан денежной премией (от 400 до 800 рублей). В письме была изложена история переправки через линию фронта евреев, бежавших из гетто в белорусских местечках Долгиново, Илье, Княженцы и других. На этом документе никаких резолюций не было.

Герасимова упорно продолжала поиск. Через какое-то время она нашла детей Николая и Анны Киселёвых, а затем и участников беспримерного перехода линии фронта. Вот эти живые свидетели и поведали необычную историю благородного подвига русского солдата, подлинного гуманиста.

Инна Герасимова и до этого много лет занималась еврейской историей, даже диссертацию по ней защитила, работала в различных еврейских организациях. В республике её диссертация о евреях Беларуси была первой. Правда, в 1938 году была защищена одна диссертация по еврейской истории, но её автора вскоре расстреляли.

«Вначале была диссертация, – говорит Инна Герасимова, – потом возникла идея музея. Я много работала в архивах, параллельно собирала у знакомых интересные вещи, чудом уцелевшие во время войны. Но идея долгое время жила только в моей голове. Когда для еврейской общины Минска был приобретён дом на улице Веры Хоружей, 28 и туда стали перебираться все еврейские организации, я предложила в одной из комнат создать музей. Сказала: «Не понравится – заберете помещение обратно».

И вот к открытию Минского еврейского общинного дома Инна Павловна сделала пробную экспозицию по культуре евреев, которая поразила её первых посетителей. Здесь была история Минского гетто, партизанской борьбы белорусских евреев и мирные страницы еврейской культуры. Музей истории и культуры евреев Беларуси в Минске стал настолько популярным, что сюда приезжают гости не только со всей республики, но и из многих стран мира.

MuzHistoryCultJewsBelarAvigdorLibermanЗеевБенАрье

Инна Герасимова и политики из Израиля Авигдор Либерман и Зеев Бен Арье

В музее можно увидеть машинку для изготовления мацы – еврейского хлеба, мезузу – шкатулку с молитвой о сохранении дома, семьи, которая прикреплялась к косяку еврейского дома. Безмены, утюги, посуда, которой пользовались евреи… А ещё подлинники из минского гетто – жёлтая лата, дневники, молитвенники и даже пальто, сшитое узницей из одеяла для своей дочери.

MuseumJewishHistoryMinsk

Интерес к музею вполне объясним: здесь хранится история четвертой по численности национальности, проживавшей в Беларуси. И здесь, в музее, работают люди, по-настоящему преданные делу. В программах музея принимали участие выходцы из Белоруссии, живущие в странах СНГ, Израиле, США, Германии. Особый интерес вызывают программы, связанные с увековечением памяти белорусских евреев, погибших в Холокосте. В числе таких программ – «Праведники народов мира», позволяющие искать спасателей евреев и их потомков.

За годы Великой Отечественной войны было уничтожено почти все еврейское население Белоруссии. По данным разных источников и исследователей, там погибло от 600 тысяч до 1 миллиона евреев – как белорусских, так и депортированных из других стран. В живых осталось лишь 10-20 тысяч человек. Местные жители спасли менее 1% (одного процента!) еврейского населения.

KisBookGerasИ.П. Герасимова – автор многих книг на эту тему: «Встали мы плечом к плечу. Евреи в партизанском движении Белоруссии. 1941-1944 гг.» (Минск, 2005 г.), «Праведники народов Мира Беларуси» (Минск, 2004 г.; второе издание – Минск, 2015 г.), «Свидетельствуют палачи. Уничтожение евреев на оккупированной территории Беларуси в 1941-1944 гг.» (Минск, 2009 г.), «Когда слова кричат и плачут… Воспоминания узниц Минского гетто», а также «Марш жизни», вышедшая в издательстве «Corpus».

Однажды в музей к Инне Герасимовой пришел человек, Шимон Хевлин (в 1942 году ему было 14 лет, ныне житель Майами, США). На вопрос, откуда родом, ответил, что название ей ничего не скажет, деревня стерта с лица земли вместе со всеми её жителями: «Долгиново». И тогда Инна Павловна спросила: «Вы Киселёва знаете?», мужчина изменился в лице: «Это наш спаситель! Евреи перед ним в вечном долгу».

KisFilmВ 2008 году продюсер Яков Каллер представил документальный фильм «Список Киселёва. Спасённые из ада». Он был снят оператором Сергеем Стариковым и режиссёром Юрием Малюгиным по сценарию Оксаны Шапаровой. Этот фильм состоит из 14 монологов участников того небывалого в истории рейда. Картина получила немало призов и наград, а известный советский/российский кинорежиссёр Татьяна Лиознова призналась, что во время просмотра даже заплакала.

На основе собранных И.П. Герасимовой документов в 2005 году Николай Яковлевич Киселёв был удостоен звания «Праведник народов мира». Звания, которое государство Израиль с 1953 года присваивает неевреям, спасавшим евреев. И теперь его имя занесено на стену Почёта, что стоит в Иерусалиме, в Саду Праведников мира Израильского национального  мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма Яд Вашем.

Каждый год 5 июня, в день последнего расстрела узников Долгиновского гетто, выжившие, спасённые Николаем Киселёвым люди, их дети, внуки, правнуки собираются в Тель-Авиве. Теперь их 2200 человек. В этот день они вспоминают русского солдата, которому все они обязаны жизнью. Все – даже те, кто никогда его не видел, ведь если бы не Киселёв, – никто бы из них никогда даже не родился бы. Подлинно рыцарский подвиг политрука лейтенанта Красной армии Николая Киселёва они сравнивают с библейским Моисеем: как тот некогда вывел народ Израилев из египетского плена, так и Киселёв вывел евреев с территории оккупированной гитлеровской нечистью Белоруссии в 1942 году. Это был беспримерный, не имеющий аналогов в мировой истории военно-гражданский рейд.

KisPamBlagovez

Н.Я. Киселёв не забыт и на родине: в башкирском городе Благовещенске в парке, носящем его имя, близ средней образовательной школы № 5 открыт памятник герою; в белорусской деревне Долгиново его именем названа улица; в Москве – в начале сквера возле дома № 7, находящегося на Новом Арбате, – заложен мемориальный камень.

Вечная память мужественному, благородному герою! Спасибо потомкам, помнящих о нём, о его подвиге!

Лев Рудский (WRN)

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Календарь

Декабрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Архивы