669 СПАСЁННЫХ ДЕТЕЙ СЭРА НИКОЛАСА УИНТОНА

6 декабря 2020

WintonInPrague1Много десятилетий назад православный английский брокер еврейского происхождения сэр Николас Джордж Уинтон сказал: «Что делать, если детям грозит смерть, а их спасать кроме меня больше некому? – Остаётся только спасать!».

В то время ему было 30 лет. Этот поистине уникальный человек прожил долгую удивительную жизнь. Родился он 19 мая 1909 году в Лондоне (Британская империя) в семье немецких евреев, которые за два года до его появления на свет (в 1907-м) эмигрировали в Великобританию, где изменили свою первоначальную фамилию Вертхайм (нем. Wertheim) на английскую Winton. Семейная чета не только изменила фамилию, но и приняла христианство. Так что и маленький Nicholas George Winton был крещен ещё в младенчестве.

Его отец работал банкиром, и, наверное, поэтому Николас, даже не получив систематического образования, устроился в банк своего отца. Весьма способный молодой человек, получив немалый опыт банковской работы не только в Англии, но также в Германии и Франции, в 1930-е годы работал брокером на фондовой бирже Лондона. Вел обычную жизнь – занимался фехтованием, играл в теннис, в свободное время катался на горных лыжах.

В декабре 1938 года Николас собирался провести отпуск в компании друзей в Швейцарии, покататься на лыжах в Альпах. Но вдруг ему позвонил лучший друг Мартин Блэйк – учитель Вестминстерской школы, работавший в Праге в Британском комитете по делам беженцев, в том числе и евреев, из Чехословакии. Блэйк попросил Уинтона отменить отпуск и приехать в Прагу – есть, мол, очень важное дело. «Лыжи, – сказал он, – можешь не брать». В Праге, действительно, оказалось не до лыж. Приехав туда, Уинтон увидел огромные лагеря беженцев из только что занятой гитлеровскими войсками Судетской области.

Незадолго до этого, в сентябре того же года между четырьмя странами было заключено «Мюнхенское соглашение», согласно которому часть Чехословакии, а именно Судеты, переходили Германии. По данному договору, любой человек по желанию мог покинуть Судетскую область. Таким образом, уже в октябре в пока свободную часть Чехословакии хлынул поток беженцев. Конечно, государство не справлялось, поэтому ей на помощь пришла Великобритания. Британский комитет по делам беженцев из Чехословакии не занимался детьми, он спасал только стариков и инвалидов. Для всех желающих были организованы поезда, благодаря которым взрослое население могло уехать в другие европейские страны или даже перебраться в Британию. К сожалению, тогда никто не задумался о спасении еврейских детей, а все потому, что в те времена ещё не было ни концлагерей, ни оккупации. Но в ноябре произошёл спровоцированный нацистами еврейский погром именуемый «Хрустальная ночь», вследствие которого были арестованы 25 тысяч евреев в  Германии, Австрии и в Судетской области.

Именно тогда Николас Уинтон произнёс эту глубочайшую по смыслу и содержанию фразу: «Что делать, если детям грозит смерть, а их спасать кроме меня больше некому? – Остаётся только спасать!».

Чем он тогда с небывалой энергией и занялся. Он понял, что детям, а тем более евреям, нельзя оставаться на этой территории. Мужественный Уинтон практически в одиночку создал программу по вывозу детей из Чехословакии. Поселившись на Вацлавской площади в гостинице «Sroubec» (ныне «Европа»), Николас Уинтон попросил своё руководство о продлении отпуска. Прямо в гостиничном номере, а нередко и в холле, он встречался с родителями маленьких страдальцев. Отчаявшиеся люди, чтобы спасти своих детей, были готовы отдать их чужим людям, расстаться с ними навсегда, лишь бы уберечь от расправы гитлеровских прихвостней. Чешские евреи передавали британцу фотографии и документы своих детей. Вначале тех, кто не знал английского языка, пугало, что Николас, не понимая по-чешски, в совершенстве владеет немецким языком. Чтобы успокоить посетителей, он выучил одну фразу на родном для них языке: «Я британец, и я не говорю по-чешски».

Николас составлял списки детей, собирал их фотографии, выстраивал в голове способы их вывоза в безопасное место. Уинтон даже посещал лагеря беженцев, в которых лично отбирал детей, которым грозила опасность. К гостинице собирались огромные очереди, – и было не мудрено, что нацисты начали за ним слежку. Но бесстрашный Николас раздавал фашистским чинам взятки направо и налево, – лишь бы хоть немного выиграть время. Работа Уинтона заключалась в том, чтобы организовать еврейским детям беспрепятственную транспортировку в Великобританию; для этого необходимы были договорённости с властями Нидерландов, через чью территорию осуществлялся транзит, и организационно-финансовые гарантии, без которых Великобритания не разрешала въезд.

WintonBoy

Ему удалось зарегистрировать около 900 детей, которых нужно было срочно вывозить из Чехословакии. В начале 1939 года, оставив вместо себя двоих друзей, Уинтон вернулся в Лондон. Там он и ещё несколько добровольцев – в том числе и его мать – назвали себя «Британским комитетом по делам беженцев из Чехословакии. Детское отделение». И от имени этого комитета Уинтон взялся за лихорадочные поиски приёмных семей и денег, которых нужно было очень много. По закону каждая приёмная семья должна была гарантировать заботу о ребёнке, пока тот не достигнет 17-летнего возраста, и внести залог в 50 фунтов на случай, если его придётся отправить назад на родину.

Уинтон ходил по редакциям газет и размещал там объявления о поиске приёмных семей, просил помочь деньгами всех, – кто сколько может. Чтобы быстрее найти приёмных родителей, Уинтон размещал фотографии детей в журнале The Picture Post. Как потом писала дочь Николаса Барбара Уинтон в книге «Если это нельзя назвать невозможным» («If it is not Impossible») дело шло туго: «Большинство британцев не желали усыновлять еврейских детей, многих останавливало их вероисповедание. На это отец говорил: «Вам не нравится живой еврейский ребёнок? А убитые еврейские дети вам больше понравятся?!».

И сотни семей согласились принять детей, многие жертвовали деньги. Их было недостаточно, но разницу Уинтон покрывал из своих. После этого он обратился в Министерство внутренних дел Великобритании, чтобы детям оформили въездные визы. Но чиновники с ответом медлили, а время очень поджимало. «Это было за считанные месяцы до начала войны, – позже вспоминал Уинтон, – поэтому визы нам приходилось подделать».

А в это время в Праге друг Уинтона Тревор Чадвик, «задружившись» с чиновником из гестапо Карлом Бемельбургом, – давал ему взятки, чтобы ни нацистские чины выше рангом, ни чехословацкое железнодорожное начальство не остановило поезда с детьми. Гестаповец оказался полезным – исправно передавал деньги кому нужно и даже помогал подделывать документы на детей.

14 марта 1939 года, за несколько часов до того, как Гитлер вывел земли Моравии и Богемии из-под немецкого протектората, первый поезд с детьми покинул Прагу. Выжившие рассказывали потом, какой ужас был на вокзале: дети рыдали и умоляли никуда их не отправлять, родители не могли оторвать их от себя.

Николас Уинтон и его товарищи для эвакуации оставшихся детей организовали восемь таких поездов. Поезда шли через Нюрнберг и Кельн до голландского порта Хук-ван-Холланд, потом переправлялись через Северное море на лодках до Эссекса, затем снова на поезде до Лондона. Там Уинтон и приёмные семьи встречали детей. У каждого маленького беженца на одежде была нашита табличка с именем. Рассказывают, кстати, что сам Николас почти никогда не подходил к детям во время прибытия поездов в Лондон. Стоял и смотрел издалека.

Но, к сожалению, только семь из восьми поездов сумели доехать до безопасного Лондона – так спаслось 669 детей в возрасте от двух до семнадцати лет. Последняя группа из 250 детей была уже в вагонах, когда 1 сентября 1939 года Гитлер развязал Вторую мировую войну. Границы были закрыты, и о судьбах этих детей ничего неизвестно. Видимо, все они погибли в фашистских концлагерях.

Вера Гиссинг, соавтор вышедшей в 2001 году книги «Николас Уинтон и спасённое поколение», сама спасшаяся в пятом «детском поезде» в июне 1939 года, пишет: «Из 15000 еврейских детей Чехословакии, отправленных немцами в лагеря, уцелела лишь горстка. Большую часть моего поколения оставшихся в живых чешских евреев спас Уинтон».

Почти все спасённые дети к концу войны стали сиротами – родители их были убиты в концлагерях Освенцим, Берген-Бельзен, Терезиенштадт. Многие их них остались в Великобритании. Кто-то вернулся на родину или эмигрировал в Израиль, Австралию, США. Эти спасённые дети называли себя «детьми Уинтона».

Среди спасённых детей – режиссёр Карел Рейш («Женщина французского лейтенанта», «Айседора»), американский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии Вальтер Кон, американский астроном, также лауреат Нобелевской премии Арно Пензиас, правозащитница, переводчица Хеди Эпштайн, генетик-педиатр Рената Лаксова, основатель ВВС Израиля Хуго Маром.

WintonBookЧто удивительно, но мы могли бы ничего этого не знать, если б не случайность. Жена 79-летнего Николаса Уинтона, разбирая старые вещи, вдруг обнаружила пожелтевший от времени фотоальбом с хранившимися в нём детскими фотографиями, документами, адресами английских семей, принявших спасённых детей. Сам Николас Уинтон, молчавший полвека, скромно хранил свою тайну. Он не считал себя героем, но именно благодаря ему из Чехословакии, оккупированной немцами, в ходе уникальной спасательной операции, получившей впоследствии название «Чешский киндертранспорт», из когтей сподвижников бесноватого фюрера были вызволено 669 детей.

Супруги передали все документы, представляющие историческую ценность, в руки историка Элизабет Максвелл. Именно она рассказала общественности о Николасе Уинтоне. По всем адресам отправили письма, и около 80 спасённых детей, ставших уже, разумеется, взрослыми, были таким образом найдены. На телеканале BBC организовали передачу «That’s Life!» («Сама жизнь»). В небольшой студии собралось чуть больше 20 человек, спасённых почти полвека назад от печей концлагерей Николасом Уинтоном. Ведущая ток-шоу Эстер Рантзен рассказала его историю, зачитала списки присутствовавших на встрече, а потом сообщила одной женщине – Вере Диамант, что она сидит рядом с Николасом Уинтоном – человеком, который помог ей выбраться из Чехословакии. И попросила встать всех тех, кого спас британец.

Winton2a

Вот как описывает эту встречу в своей книге Барбара Уинтон: «Обычно отец очень сдержан в эмоциях, но когда Вера Диамант обняла его и принялась благодарить, когда многие признавались, что для них он стал тем папой, которого они потеряли во Второй мировой войне, когда встал весь зал, он не смог сдержать слезы».

К сожалению, большинство из них так и не воссоединились со своими родными, которые погибли в концлагерях. А Уинтон даже не предполагал, что эта история станет всемирно известной, и, что он снова лично встретится с теми спасёнными им детьми. Вот как они вспоминают об этом…

Сьюзанн Медас: «В 1939 году мне было 10 лет. Мы прибыли в Англию в начале июля, на станцию Ливерпуль-стрит. У каждого на шее был ярлык с номером и местом назначения, как будто мы были посылками. На моем ярлыке стояло «Кембридж», потому что мои приёмные родители жили там. Когда я приехала в Англию, война ещё не началась. Это произошло чуть позже. Я получала от родителей письма из Праги. Но как только началась война, письма прекратились».

Альфред Дабс, покинувший Чехословакию в возрасте шести лет: «У меня до сих пор перед глазами железнодорожный вокзал в Праге: дети, родители, немецкие солдаты, свастика. Когда мы на следующий день приехали в Голландию, те, кто постарше, радовались, что теперь нацисты нас не смогут достать. Но я ничего не понимал. Лишь спустя много лет я осознал, что произошло и какой подвиг совершил Николас Уинтон. Я обязан ему своей жизнью. Мои родители выжили в войне. Но это исключение. Многие дети больше никогда не увидели своих матерей и отцов».

Сейчас во всем мире проживает около шести тысяч потомков детей, которым Николас Уинтон помог бежать из Праги от коричневой чумы, от неминуемой гибели.

Пресса Соединённого Королевства назвала Николаса Уинтона «Британским Шиндлером».

А Уинтон, вернувшийся в 1939 году в Англию, поначалу отказался идти в армию и поступил на работу в Красный крест. Однако вскоре он пересмотрел своё решение и в 1940 году поступил на службу в Королевские военно-воздушные силы Великобритании. В 1954 году вышел в отставку в чине лейтенанта.

В дальнейшем Николас Уинтон работал в Международной организации по делам беженцев при ООН. Он фотографировал и сортировал принадлежавшее еврейским семьям имущество, присвоенное нацистами. Часть этих вещей продали на аукционах, а вырученные деньги передали жертвам Холокоста.

Winton2

А ещё Уинтон вплоть до своей кончины занимался организацией строительства домов для престарелых, говоря: «У меня так много дел… Спасённые дети стареют, им надо организовать дома, чтобы они ни в чём не нуждались». Его заслуги в этой работе были отмечены в 1983 году орденом Британской империи (MBE) за вклад в создание фонда «Abbeyfield» («Аббифилд»), специализирующегося на помощи престарелым. Через года выяснилось, что один из кураторов этого фонда – сын того ребёнка, которого спас Уинтон в 1939 году.

Постепенно судьба Уинтона получала всё более широкую известность. В 91-летнем возрасте он начал карьеру в кино, снявшись в фильме «Истории из школьных автобусов». В 2002 году на экраны вышел документальный фильм «Могущество добра – Николас Уинтон», а 16 июня 2011 года состоялась премьера документального фильма «Семья Никки», повествующего об истории спасения 669 детей.

WintonNicholasSirWithHisKnighthoodВ сентябре 1994 года Николасу Уинтону вручили благодарственное письмо от президента Израиля Эзера Вейцмана. В 1998 году его наградили чешским орденом Томаша Гаррига Масарика четвёртой степени. В 2002 году в знак признания работы на «Чешском киндертранспорте» британская королева Елизавета II посвятила его, 93-летнего, в рыцари, и отныне он стал называться сэр Николас Джордж Уинтон (англ. Sir Nicholas George Winton).

Уинтон также имеет награду «Гордость Британии» за жизненные достижения (2003 г.); Золотой Похвальный крест заслуг первой степени министра обороны Чешской Республики (2008 г.); звание «Британский герой Холокоста» (2010 г.). В 2014 году в возрасте 105 лет был награжден высшей наградой Чехии – Орденом Белого льва. В честь Уинтона названа малая планета 19384 Уинтон, открытая чешскими астрономами (1998 г.). Его имя носит начальная школа в городе Кунжак (Чехия).

В 2008 году сэр Николас Джордж Уинтон был выдвинут на Нобелевскую премию мира. Но по каким-то надуманным причинам она ему не была присуждена. Не стоит, наверное, вспоминать, как несколько лет назад один из политиков (не к ночи будет помянут), не успев занять высокую должность, тут же был удостоен Нобелевской премии мира. Хотя даже за день, за час до этого награждения никакими, абсолютно никакими, даже средними заслугами на благо мира, не отличился.

WintonQueen

WintonVokzalИ ещё, – как ни странно, но при всех своих многочисленных, неординарных заслугах мужественный человек, рисковавший своей жизнью, сэр Николас Уинтон, в отличие от Оскара Шиндлера, не удостоился звания Праведника мира (оно присуждается израильским Национальным институтом памяти жертв Холокоста и еврейского сопротивления «Яд Вашем»). Как объясняют чиновники, что всё дело в том, что Николас Уинтон – христианин еврейского происхождения, а это является препятствием в присвоении ему этого звания Праведник мира, которое присуждается только неевреям.

WintonTrain

1 сентября 2009 года, в честь 70-летней годовщины последнего «Киндертранспорта», планировавшегося на 3 сентября 1939 года, но так и не осуществлённого по причине начала Второй мировой войны, специальный «Поезд Уинтона», составленный из локомотива и вагонов, эксплуатировавшихся в тех далёких 1930-х годах, отправился с Центрального вокзала Праги в Лондон по маршруту «Киндертранспорта». В Лондоне пассажиров поезда – выживших «Детей Уинтона» WintonsPragueMemorialByFlorKentи их родственников – встречал сам Николас Уинтон (на фото слева), которому на Центральном вокзале Праги перед отправлением поезда был торжественно открыт памятник (на фото справа).

Вспоминает дочь Николаса Уинтона Барбара: «Мой отец очень сожалел, что люди так быстро забыли об ужасах Второй мировой войны, так и не смогли извлечь урок из горьких ошибок прошлого. При встречах многие говорили ему: «Вы – настоящий герой. То, что вы сделали, прекрасно». А он всегда скромно отвечал: «Нет, я обычный человек, любой, оказавшись на моем месте, поступил бы так же»».

Родные жизнерадостного, никогда не унывающего 103-летнего Уинтона рассказывали, что, когда его готовили к операции по замене сустава, врачи напрямую спросили: «Как поступить, если во время операции ваше сердце вдруг остановится: реанимировать или нет?». Ни секунды не сомневаясь, Николас воскликнул: «Конечно, реанимировать! Я хочу жить!».

А в 105-летнем возрасте, когда сэр Николас Уинтон жил вместе с семьей в Беркшире, он, как утверждают его родственники, вёл достаточно активный для столь солидного возраста образ жизни. С тонким юмором говорил: «Я не болею, я просто стар и уже не так крепок, как раньше. Ну, а своим долголетием обязан хорошим генам и здоровому образу жизни».

WintonZal

Николас Уинтон и его внук Лоуренс Вотсон с режиссёром фильма «Семья Никки» Матеем Миначем

WintonWords

Молчаливый герой, которому никогда не нужна была слава, человек великой души сэр Николас Джордж Уинтон (Sir Nicholas George Winton) скончался в возрасте 106 лет 1 июля 2015 года в Беркшире (Великобритания).

В подготовке данной публикации использованы материалы The New York Times, интернета. Фото журналистов Reuters, других агентств и изданий.

Лев Рудский (WRN)

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Один комментарий

  1. 10 декабря 2020 в 06:02

    Sofia Milovanova
    С волнением прочитала вашу статью! Жаль, что Николасу Уинтону не дали заслуженную Нобелевскую премию! Его мужественный, смелый поступок не забудется никогда. Он навсегда вошёл в историю!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Календарь

Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Архивы