ЛЮДИ! ЛЮБИТЕ ДРУГ ДРУГА!

30 января 2017

Из старых записных книжек

RudLeontev100-S1Только после второго продолжительного звонка в дверь она неожиданно широко и гостеприимно распахнулась. Но за дверью никого не оказалось. Вхожу в квартиру и вижу аккуратненького седоватого, на вид средних лет, мужчину, сидящего на кровати и держащего в руке верёвку, которую он, видимо, дёрнул, чтобы открыть мне входную дверь.

Проходите, проходите, – радушно пригласил он меня. – Вы обещали придти после обеда, а пришли раньше. Я не успел приготовиться к вашему приходу. Извините.

О чём речь! Это я должен просить прощения за то, что пришел на целый час раньше намеченного срока, – извините, так уж получилось. Но прежде чем началась наша беседа, Семён Леонтьевич Леонтьев попросил меня узнать по телефону московской городской справочной 09 телефон 64-й поликлиники и перезвонить его давней знакомой, живущей на другом конце Москвы, потому что ему никак не удаётся это сделать, а она сама вообще не может дозвониться. Продолжая удивляться душевной доброте и сердечности этого интеллигентного человека, я тут же выполнил его просьбу. И, перезвонив его знакомой, дал ей телефон 64-й поликлиники.

А вообще-то он немножко лукавил, ждал меня всё-таки. Рядом на тумбочке лежали истрёпанные от времени документы и пожелтевшие бумаги.

– Вот посмотрите, – говорит он, протягивая мне новенький российский паспорт, – 30 января 2003 года мне исполнилось ровно сто лет. Это по новому стилю. А по-старому – надо ждать ещё до 12 февраля.

И действительно в паспорте написано, что Семён Леонтьевич Леонтьев родился 30 января 1903 года в деревне Жилой Борок Локнянского района Псковской области (это была Российская империя). Ну, никак не выглядит он на свои сто лет! А как начал рассказывать, тем более. Назвать Леонтьева простым деревенским парнем язык не поворачивается. Да, родители его были из простых: отец Леонтий Евстигнеевич крестьянствовал, а мать Анна Тарасовна, после того, как муж её обидел (так сказал Семён Леонтьевич), забрала малолетнего сына и уехала с ним в Санкт-Петербург (Россия), стала белошвейкой.

От тогдашнего Питера у мальчика на всю жизнь осталось в памяти виденное им собственными глазами выступление русского императора Николая II в августе 1914 года, когда кайзеровская Германия напала на Россию. Царь призвал свой народ встать на защиту Родины, он тогда так и сказал (Семён Леонтьевич процитировал по памяти): «Я обнажил меч и не вложу его в ножны до тех пор, пока ни одного врага не останется на нашей земле».

В том же 1914 году мать с сыном переехали в Москву, где они долгие годы снимали комнатку неподалеку от Белорусского вокзала. Вскоре Семёна, успешно сдавшего экзамены, принимают в Строгановское художественно-промышленное училище. Но учился он там недолго – всего один год. Шла война, было холодно и голодно. И Сеня поступает на службу «мальчиком» в страховое общество «Саламандра», которое находилось в гостинице «Савой», рядом с нынешним универмагом «Детский мир». Представляете себе: это было 85 лет назад! Семён чистил суконные письменные столы, копировал страховые полисы. За проявленную и реализованную на деле рационализаторскую смекалку он получил десятирублевую прибавку к жалованью.

Но после Великой Октябрьской социалистической революции (или, как говорят сегодня, Октябрьского переворота) «Саламандра» в конце 1917 года прекратила свою деятельность, и все её сотрудники оказались на улице. Однако юноша, недолго думая, идёт на фабрику резиновых изделий № 4, где трудится копировальщиком и заодно учится… играть на трубе. Весной 1919 года, когда заводчане стройными рядами пошли на первомайскую демонстрацию, в духовом оркестре шёл и Семён Леонтьев. Тогда-то он видел и слышал выступление вождя пролетарской революции Владимира Ильича Ленина.

Потом по совету своего друга Семён поступает учиться на курсы по подготовке специалистов для мелкого животноводства и птицеводства (если говорить о сегодняшней градации системы образования, то это был техникум). Занятия по ветеринарии вёл у них Дмитрий Владимирович Девель – в своё время он в Санкт-Петербурге ведал царскими конюшнями. Вместе с Семёном училась и родная сестра видного московского журналиста, великолепного репортёра Владимира Гиляровского, которая и познакомила их. Теплоту этой, к сожалению, недолго длившейся дружбы Семён Леонтьевич хранит до сих пор. Он по несколько раз перечитал все произведения легендарного дядюшки Гиляя.

Там же, в техникуме Семен научился так выделывать кроличьи шкурки, что опытные скорняки ошибочно утверждали, что это – парижская выделка. Он даже некоторое время, по настоянию Д.В. Девеля, преподавал студентам скорняжное дело. Чем только не занимался в своей жизни этот удивительно способный ко многим профессиям, любознательный и трудолюбивый человек! Неисповедимы дела твои, Господи!

Но маме, которая к тому времени уже работала на железной дороге, не нравилось то, что её сын копается в земле и навозе, ведь она лелеяла мечту, что Семён станет художником, хотя бы таким, как его друг Митя Сулержицкий, который работал в театре у Станиславского. И вот мать Мити устраивает Семёна в только что создававшуюся тогда четвёртую студию художественного театра… помощником рабочего сцены.

Такая работа Семёна, конечно же, не устраивала. Он вспоминает навыки, которые приобрёл ещё в Строгановском училище, показывает начальству то, на что способен, и вскоре становится театральным художником, декоратором и бутафором. За активную и добросовестную работу его поощряют путёвкой в Дом отдыха.

В 1931 году судьба наградила Леонтьева любовью, которую он так и несёт в своем сердце вот уже 72 года. В том памятном году в театр с биржи труда прислали молоденькую крымскую татарку Гулю Орлову. Семён, полный гордости и счастья от близости очаровательной девушки, стал учить её, как разводить краски, как работать с глиной. Способная ученица вскоре по всем статьям превзошла своего наставника (а он и рад был этому безмерно – вот что с человеком делает любовь!) и её пригласили работать главным художником Московской передвижной оперы. Кстати, у них вся семья была такая талантливая. Об игре на пианино брата Гули Олега Орлова знаменитый советский композитор Исаак Дунаевский сказал так: «Когда вы играете, я вижу, что написал».

Общительная и жизнерадостная Гуля дружила со многими выдающимися людьми того времени: Любовью Орловой, Леонидом Утесовым. А известная оперная певица Корсакова, выступавшая на сцене вместе с Фёдором Шаляпиным, подарила Гуле свой большой портрет, который ныне висит в квартире над постелью, в изголовье Семёна Леонтьевича.

Но судьба Гули сложилась трагично. Поддавшись на элегантно-выспренные ухаживания, она выходит замуж за плановика Лещинского – приятеля небезызвестного красного наркома Лазаря Кагановича. Так как этот хлыщ продолжал, нисколько не таясь, ухлёстывать и за другими женщинами, красавица Гуля потребовала развода. Сколько нервов ушло на то, чтобы расстаться с этим никчемным человеком, трудно описать. Казалось, сил уже ни на что не осталось. Однако в это сложное для неё время Гуля случайно встретила мужественного бравого капитана дальнего плавания Ивана Цыверко, который влюбился в неё с первого взгляда и увёз в Ленинград. Но это счастье длилось недолго. Уязвлённый и злопамятливый Лещинский приезжает в город на Неве и требует, чтобы Гуля вернулась к нему или вышла замуж за того, на кого он укажет. Иначе и она, и её муж сильно пожалеют об этом. Гордая Гуля выгнала мерзавца.

Но вскоре по гнусному доносу супруги попадают в застенки НКВД. Капитан погибает первым, а Гулю отправляют по этапу в Сибирь, где она и пробыла долгих 16 лет.

О горькой судьбе Гули Федоровны Цыверко (Орловой) Семён узнал не скоро. Наверное, поэтому, когда на рабфаке, где он учился перед тем, как поступить в Архитектурный институт, встретил милую и умную девушку Нину Яковенко, решил на ней жениться. Отучившись в вузе пять лет, он не стал защищать диплом, потому что просто не хотел никуда уезжать по распределению из Москвы.

Когда началась Великая Отечественная война, рядовой пехоты Семён Леонтьев встает на защиту своего любимого города. Ему не довелось участвовать в окончательном разгроме немцев под Москвой, потому что вместе с дивизией был переброшен под город Тихвин, что недалеко от Ленинграда. И здесь во время бомбёжки он был тяжёло ранен в голову и спину. Два осколка до сих пор сидят в теле мужественного солдата. После такого серьёзного ранения Леонтьева демобилизовали и отправили «на гражданку».

Несмотря на то, что отец его не воспитывал, Семён Леонтьевич, всё равно им очень гордится. А разве могло быть иначе. Деревенского коммуниста, отважного партизана, оставшегося до конца верным своей Родине и не предавшего товарищей, Леонтия Евстигнеевича Леонтьева после жестоких пыток фашисты повесили на железной собачьей цепи…

RudLeontev100Vn-S2Жена Семёна Леонтьевича Нина Всеволодовна родила ему двух сыновей: Владимира и Дмитрия. К сожалению, Димы уже нет с нами. Но после него остался внук Павел. А у Владимира – четверо детей. Таким образом, ныне у Леонтьева пятеро внуков и пока четверо правнуков.

После войны С.Л. Леонтьев работал художником-макетчиком в отделе комбинированных съёмок киностудии имени Максима Горького. Чуть позже перешёл на работу в Главмостострой начальником отдела оформления, где ему было присвоено звание капитан-инженер путей и строительства. Перед уходом на пенсию некоторое время трудился в Промтранспроекте. Потом несколько лет подряд ездил в пионерские лагеря, вёл там и в Доме техники на Рижском вокзале кружок «Умелые руки», фотокружок.

К военным наградам ветерана (ордену Отечественной войны I степени, медали «За оборону Москвы» и другим) прибавились и награды за мирный труд, многочисленные почётные грамоты, дипломы и т.п.

Когда Семён Леонтьевич случайно узнал о том, что его Гуля Орлова вернулась из лагеря и живёт в Ленинграде, он (к тому времени Леонтьев уже овдовел) едет в северную столицу и предлагает своей избраннице руку и сердце. Та соглашается, и переезжает в Москву. Как не прискорбно говорить, но в 2000 году Гули Фёдоровны Цыверко (Орловой) не стало. А в квартире Леонтьева висят тарелки и стоят кружки, расписанные рукой его любимой женщины, и её картины. На видном месте – небольшая картина с изображением Иисуса Христа, держащего в руках листок бумаги, на котором написано: «Люди! Любите друг друга!».

А память ветерана войны и труда, столетнего юбиляра москвича Семёна Леонтьевича Леонтьева хранит воспоминания, которые не тускнеют даже по истечению многих десятилетий…

Январь 2003 года

WRN

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Календарь

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архивы